Версия для слабовидящих
Версия для печати




 
 
        

 

Сельское хозяйство Иркутской области в годы Великой Отечественной войны

Сельское хозяйство и крестьянство Иркутской области в условиях войны

Война нарушила обычный ритм сельскохозяйственного производства. В связи с потерей западных районов страны потребовалось увеличить посевные площади на востоке. В Иркутской области посевные площади в 1942 г. увеличились по сравнению с 1940 г. на 163 тыс. га. Но начиная с 1943 г. площади зерновых и бобовых сокращаются, ибо не хватало техники, горючего и людей для обработки земли. К концу войны они сократились на 76 тыс. га.

Только спустя пять лет после войны удалось восстановить довоенный уровень.

В военные годы основная часть посевов проводилась по весновспашке, что увеличивало и без того напряжённую трудовую нагрузку, сдерживало проведение сева в короткие сроки. Изменилась и структура посевов: сокращаются площади яровой пшеницы и особенно ржи, восполняются они посевами овса, проса, частично озимыми. Валовые сборы зерна уменьшаются быстрее, чем посевные площади. Это объясняется сильным снижением урожайности и потерями при уборке.

Война отвлекла от сельскохозяйственного производства значительные материально-технические ресурсы. Меньше стало автомашин, тракторов и других машин и механизмов. Они были переданы на нужды фронта.

Уменьшилось снабжение села горючим и смазочными материалами. Если осенью 1941г. ещё использовались довоенные фонды, то с весны 1942 г. сельскохозяйственное производство вынуждено было «сесть на голодный паёк». В этих условиях особое значение приобрёл режим экономии. Часть тракторов и автомашин была переведена на твёрдое топливо (древесные чурочки). Газогенераторные тракторы ХТЗЗ-Т2Г уже в первый период войны сыграли свою роль в выполнении сельскохозяйственных работ. В области в 1941 -1942 гг. ими было произведено 18 % всех работ. При этом эта техника имела серьёзные недостатки.

ХТЗ-Т2Г — советский газогенераторный гусеничный трактор, производившийся с 1938 по 1941 года на Харьковском тракторном заводе. Всего было выпущено около 16000 тракторов.

Средняя нагрузка на трактор из-за изношенности техники и неопытности кадров, заменивших ушедших на фронт, падала с каждым годом войны. Средняя выработка на трактор снизилась к концу войны почти вдвое, а на комбайн в 3 раза по сравнению с 1940 г. План тракторных работ не выполнялся в течение всей войны.

В военное время как никогда было обращено внимание на использование живого тягла. Нагрузка на одну условную и тягловую единицу в 1942 г. увеличилась по сравнению с довоенным временем с 6,71 до 8,67 га.

Война оторвала от сельскохозяйственного производства огромные массы людей. Мобилизация в армию, в промышленность, в школы и училища трудовых резервов привела к сокращению численности сельского населения, в частности колхозного крестьянства.

В Иркутской области к концу войны оно уменьшилось на 69 тыс., т. е. на 20 %. Это привело к тому, что резко возросла нагрузка на одного колхозника.

Возросшая трудонапряжённость всей тяжестью обрушилась на плечи женщин, подростков и немногочисленный отряд оставшихся мужчин. Особенно сильно отразилось на сельскохозяйственном производстве уменьшение механизаторских кадров. Стало не хватать и работников массовых колхозных профессий. Большое число женщин и подростков пришлось обучать работе на тракторах и других машинах. В 1941 - 1945 гг. в области на курсах и в школах было обучено 19 тыс. трактористов, бригадиров, комбайнёров, шофёров и механиков .

Был обновлён и руководящий состав колхозного производства. Но низкая квалификация вновь выдвинутых кадров, отсутствие производственного опыта снижали уровень механизаторских работ и вызывали текучесть среди руководителей. Неопытность, неумение руководить в военное время расценивались как саботаж, вредительство. Вместо тщательного разбора дел в колхозе со стороны районных да и областных руководителей применялась порочная практика постоянной замены колхозных кадров, работников МТС и даже предания их суду, особенно во время уборочных работ и хлебосдачи. Методы, характерные для административно-командной системы, расцвели пышным цветом в военное время.

Правительство, конечно, сознавало тяжёлое положение с кадрами в сельском хозяйстве и пыталось найти выход из этого положения. В частности, в апреле 1942 г. принимается совместное постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О порядке мобилизации на сельскохозяйственные работы в колхозы, совхозы и МТС трудоспособного населения городов и сельских местностей».

Война нанесла ощутимый урон не только полеводству, но и животноводству. Сократились кадры животноводов, уменьшилась кормовая база, совершенно прекратилось строительство. Расход же скота увеличился: фронту и промышленным районам всё больше и больше требовались продукты животноводства. В результате резко снизилось поголовье крупного рогатого скота, свиней, овец, коз, лошадей.

Ущерб, нанесённый войной сельскому хозяйству, был ликвидирован только спустя несколько лет после её окончания - настолько велик он был.

В весьма сложной обстановке готовились сельские труженики к первой военной уборочной кампании. На селе были организованы срочные курсы трактористов, комбайнёров, прицепщиков, штурвальных. К началу уборки вышли на поля 6 тыс. женщин - трактористок и комбайнёров. Создавшаяся обстановка заставила готовить к уборочной страде списанные трактора, поторопиться с капитальным ремонтом всего парка машин. Большое место отводилось использованию живого тягла и простейших сельхозмашин.

Уборка урожая осенью 1941 г. отличалась высокими темпами и громадными трудовыми усилиями работников сельского хозяйства. Несмотря на то, что посевная площадь в области выросла на 53 тыс. га, уборка была завершена на 15 дней раньше, чем в 1940 г., - 5 октября.

В срок было выполнено правительственное задание подготовить для фронта 600 т сушёного картофеля. Конечно, без самоотверженной работы МТС область не смогла бы добиться таких результатов.

Хозяйственный год удовлетворительно завершили животноводы. На 1 октября 1941 г. годовой план мясопоставок был выполнен на 95,3 %.

В 1942 г. труженики села вступили с определённым опытом работы в условиях войны.

Но возросли трудности, сократились ресурсы и возможности сельскохозяйственного производства. И всё-таки первоочередные работы были выполнены: подготовлены семена, вывезен навоз на поля, отремонтирована техника.

К летним работам (прополка, подкормка растений и другие агротехнические мероприятия) была привлечена сельская молодёжь. Но полностью все агротехнические мероприятия из-за нехватки рабочих рук осуществить не удалось. Комсомольцы и молодёжь сумели лишь прополоть 42 тыс. га хлебов. В некоторых колхозах непрополотыми оказались даже семенные участки, что отразилось на урожайности.

Уборка урожая началась с запозданием из-за плохой погоды. Но помог опыт 1941 г. В значительно больших количествах использовались простейшие машины. К работам привлекался весь административно- управленческий аппарат, животноводы. Более масштабной была помощь горожан. Только одних школьников в 1942 г. на уборке работало 42 тыс. и 2 тыс. учителей.

По сравнению с полеводством последствия войны в 1942 г. менее отразились на животноводческом хозяйстве. Удовлетворительное положение было с кадрами, так как основную часть их составляли женщины. Но ослабла кормовая база, зависевшая от полеводства. Животноводы стали заготавливать веточный корм, практиковалось силосование трав, ботвы огородных растений и т. д. Благодаря этому животноводы области дали в 1942 г. стране на 12 % мяса больше, чем в 1940 г.

Подводя итоги 1942-го сельскохозяйственного года, следует отметить, что хлеба было получено меньше, несмотря на расширение посевов. Но Иркутская область всё-таки выглядела лучше, чем её соседи - Читинская область и Красноярский край.

Исключительно тяжёлым для сельского хозяйства оказался 1943 г. Если на фронте начался перелом, намечался подъём и в промышленности, то сельское хозяйство продолжало катиться вниз. Не хватало рабочих рук, сократилось число механизмов и машин, меньше стало и лошадей. Ремонт сельхозмашин срывался из-за отсутствия запасных частей, квалифицированных ремонтников. Меньше, чем в 1941 г., было засыпано семян. Нехватка семян стала одной из главных причин невыполнения плана сева. К тому же весна выдалась сухая, а лето засушливое. Объективные причины были дополнены и субъективными: слабая квалификация местных кадров, недостаточная помощь со стороны районных и областных руководителей.

Ввиду невыполнения плана паров и зяби осенью 1942 г. пришлось сев 1943 г. проводить в основном по весновспашке. К сожалению, не удалось выдержать сроки сева. В условиях сухой весны важен был ранний сев, особенно таких культур, как пшеница, но почва к нему была ещё не готова.

В 1943 г. продолжалось расширение посевов картофеля и, соответственно, сокращение посевов зерновых и бобовых культур. Поэтому закономерно было стремление сохранить и убрать то, что посеяно. Эту задачу колхозники выполнили.

Животноводство области в 1943 г. также пережило трудное время. Зима была морозной и снежной. Несмотря на все усилия, не удалось приостановить сокращение численности скота. Следует учесть то, что в 1943 г. область направила много скота в освобождённые от оккупантов районы.

На заключительном этапе войны в сельском хозяйстве области наступили некоторые положительные перемены. Стала поступать новая техника с введённых в строй Алтайского тракторного и Красноярского комбайнового заводов. Возобновилось централизованное снабжение МТС и совхозов запасными частями, станками. А в 1945 г. стали прибывать демобилизованные воины. Из 23 тыс. демобилизованных 137 были выдвинуты председателями колхозов, 100 - председателями сельсоветов, 264 стали бригадирами полеводческих и животноводческих бригад. Всего в область к 1947 г. прибыло более 70 тыс. демобилизованных - это был большой резерв.

Посевные площади в эти годы продолжали сокращаться, но взамен старопахотных земель вводятся в оборот целинные участки. Лучше стало с семенами: государство выделяло ссуды и обменивало семена на мясо.

Напряжённо прошёл весенний сев 1945 г. Уже 10 февраля ЦК ВКП(б) в своём постановлении «О мерах по подготовке и проведению весеннего сева в Иркутской области» отметил, что в области повторяются ошибки прошлого года. А 1 марта 1945 г. было принято ещё одно постановление о подготовке к севу тракторов и другой техники. Эти постановления свидетельствуют о том, что ресурсы сельхозпроизводства иссякают, силы и возможности тружеников села уже на исходе. Поэтому в 1945 г. было посеяно меньше, чем в любом другом году войны, - всего 552 тыс. га (в 1942 г., например, 743 тыс. га).

Уборка урожая совпала с началом военных действий против Японии. Из глубокого тыла область превратилась в прифронтовую, что наложило отпечаток на темпы уборочных работ. Но собрано зерновых и бобовых было почти столько же, сколько в прошлом году.

Развитие животноводства в 1944 - 1945 гг. по-прежнему сдерживалось неудовлетворительным состоянием кормовой базы. Продолжала сокращаться численность скота, из-за чего продуктов животноводства в счёт обязательных поставок в 1945 г. было сдано государству меньше, чем в 1940 - 1944 гг.

В целом сельское хозяйство области в годы войны, несмотря на трудности, сохранило свою роль в производстве товарного зерна, мяса и молока. Продукты, выращенные трудом иркутян, и сырьё шли на обеспечение нужд фронта, на снабжение промышленности и населения городов. За время войны область дала стране 50 млн. пудов хлеба, около 10 млн пудов картофеля, сдала в счёт обязательных поставок 49 тыс. т мяса в живом весе, 157 тыс. т молока, 1500 т шерсти. Надо отметить, что не все районы области обеспечивали себя продовольствием, так как вынуждены были сдавать государству всё полученное зерно, включая семенные и продовольственные фонды. Сокращение выдачи на трудодень - характерное явление для всех колхозов области. Широкое распространение получила уравнительная, пайковая выдача продуктов и хлеба колхозникам.

Социальное положение населения в военные годы

Социальное положение населения Иркутской области, как и всей страны, в годы войны определялось режимом мобилизационного типа. Война привела к увеличению централизации, административному началу. Обладая неограниченными бесконтрольными полномочиями, власть оперативно включала в решение задач военного времени всё население. При этом, решение социальных проблем рассматривалось как вторичное после военно-хозяйственных. Рабочие и большая часть городского населения жили по карточной системе распределения продуктов и промышленных товаров, которая была дифференцирована для различных отраслей и категорий населения в зависимости от предпочтений и приоритетов власти. Ежедневные нормы хлеба по карточкам составляли 400 граммов для детей, иждивенцев и служащих 2-й категории, 800 граммов для рабочих и ИТР 1-й категории и 600 граммов - 2-й.

Из основных групп населения крестьянство в годы войны оказалось в наиболее трудном положении. Ещё до войны для колхозников был введён обязательный минимум выработки трудодней. Насильно прикреплённые к земле, они были поставлены и в жёсткие трудовые рамки.

В то же время упала реальная зарплата работников сельского хозяйства. Снизились размеры выдачи на колхозный трудодень. Незадолго до войны (январь 1941 г.) постановлением Советского правительства и Центрального Комитета ВКП(б) была введена дополнительная оплата труда натурой или деньгами за перевыполнение планов в полеводстве и животноводстве. Это, конечно, материально заинтересовывало колхозников, но часто было так, что и на обычный трудодень нечего было выдавать, не говоря уже о дополнительной оплате. В 1943 г., например, она составила всего 0,8 %.

Крестьянин был вынужден, уменьшая свои потребности, продавать на городском рынке продукты сельского хозяйства и приобретать там самое необходимое: соль, спички, керосин, мыло, одежду, обувь, предметы домашнего обихода, а чаще всего крестьяне шли на прямой обмен продовольствия на промтовары. В военные годы захирела потребительская кооперация, сократилось и число сельмагов. Только с 1943 г. начинается некоторое оживление сельской торговли.

На социальное положение крестьянства огромное влияние оказывала налоговая политика, предпочтения политического режима, что наиболее отчётливо проявилось в отношении некооперированного крестьянства, личных подсобных хозяйств, торговли на рынках. Характер распределительной системы поставил крестьян в особенно сложное положение. Рыночная покупательная способность денег в военные годы упала во много раз. Денежные выдачи на трудодень, если они и имели место, никоим образом не обеспечивали потребности крестьян. Оставалась единственная надежда на реализацию продуктов своего личного хозяйства. В сельских местностях не было карточек, и крестьянам приходилось решать самим свои проблемы.

За время войны крестьянским семьям приходилось экономить на самых элементарных нуждах. Жизнь заставила возродить крестьянские промыслы, заняться изготовлением из местного сырья одежды, обуви. Запустение и разруха коснулись и крестьянских жилищ. Строительство, ремонт и восстановление домов, надворных построек были отложены до лучших времён. Обветшали и общественные постройки: фермы, клубы, магазины.

Несмотря на материально-бытовые сложности, население пригородных сёл дало приют семьям эвакуированных из Украины, Подмосковья, Белоруссии. В сельских детских домах нашли пристанище дети-сироты, сибиряки приютили их, обогрели, дали пропитание. Продолжали действовать сельские школы, медпункты, районные больницы. Недостаток в питании, возросшее трудовое напряжение, прибытие эвакуированных не способствовали санитарно-эпидемиологическому благополучию, но, к чести сельских медицинских учреждений, они не допустили массовых эпидемий различных болезней, характерных для войн и разрухи.

В годы войны в Иркутской области, как и в других регионах страны, продолжались многочисленные необоснованные аресты и привлечения к судебной ответственности безвинных людей. Особенно это относилось к спецпоселенцам.

Настроения в результате резкого падения жизненного уровня в годы войны, исключи-тельного физического и психологического напряжения и истощения, усталости от некомпетентных решений, злоупотреблений власти были характерны и для части рабочего класса, колхозного крестьянства, интеллигенции, о чём в регулярных обзорах о политических настроениях в обществе докладывали руководству обкомов и крайкомов ВКП(б) органы госбезопасности страны, секретно-политические отделы УНКВД (УНКГБ) краёв и областей. Различные объективные и субъективные факторы способствовали сохранению указанных настроений. Но, не с этими обстоятельствами, органы безопасности наращивали количество подучётных элементов по статье «антисоветская агитация», в массовом масштабе брали их в оперативную разработку и привлекали к уголовной ответственности.

Источник: книга «Иркутский Край: четыре века» (Иркутский областной краеведческий музей)



На свиноферме к-за Красный маяк Заларинского р-на 1942г. Подготовка к севу в к-зе Коминтерна Заларинского р-на. Председ. к-за т. Данилов справа осматривает отремонтир. плуги. март 1942г.


Колхозники Усольского р-на непрерывным потоком повезли на пункты Заготзерно излишки хлеба из запасов прошлого года. 1941г.тт. Позднякова, Челинева, Колотыгина ремонтеры сельскохоз. машин Оекской МТС выполняют 1,5-2 нормы. февраль 1942г.


 По-стахановски работают в к-зе Клим Ворошилов Заларинского р-на коногонщиками Володя Дычко и Витя Тубол. 1942г.Пред. к-за им. Молотова т.Романов и пред. к-за им. Чапаева т. Матвеев красными обозами с хлебом гос-ву салютуют победам Кр.Армии. 1942г.
 

Домашние хозяйки бывш. 7 избир. участка на прополке картофеля в колхозе Ирк. р-на. август 1941г.Звеновод к-за Большевик Тулунский р-н С.И. Седогин в обед. перерыв читает колхозникам последние сводки Совинфрмбюро. 1942г.
 

Одна из лучших в области тракторная бригада Хомутовской МТС к-за Пятилетка в 4 года. Бригадир Н. Земляникин проводит с девушками тех. учебу. 1942г.К.Т. Малых 77 лет работает в к-зе им. Молотова Голуметского р-на, сдал в фонд Обороны страны своего самого лучшего барана и 2 ц. картофеля. 1942г.
 

Колхозница сельхозартели Красный Октябрь Братского района Д.С. Чубыкина учится на отлично на курсах комбайнеров. 1941г.
       Фотографии предоставлены 
Иркутским областным краеведческим музеем


ТЫЛ: ВОИНА И СИБИРСКАЯ ДЕРЕВНЯ

Е. Данилова Байкальский государственный университет экономики и права

ЭКОНОМИКА УСТЬ-ОРДЫНСКОГО
БУРЯТСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА
В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Победа в Великой Отечественной войне была подвигом всего народа и на фронте и в тылу. Она ковалась нелегко — это мил­лионы погибших, это трудности и лишения людей, воевавших и работающих ради спасения Родины. Немалый вклад во всеобщую победу внес и Усть-Ордынский Бурятский автономный округ.

К июню 1941 г. в округ входило 5 аймаков с 48 сельскими и булучными Советами и 732 населенных пункта. Территория ок­руга составляла четвертую часть Иркутской области и занимала 20 тыс. км2, общее число жителей — 120 тыс. человек, это деся­тая часть населения Иркутской области. Основная часть жителей округа занималась сельским хозяйством в колхозах, некоторые работали в МТС. Таких в округе в 1941 г. было: трактористов 1598 человек, комбайнеров 376.

Среди взрослого населения в 1941 г. насчитывалось 4,5 тыс. неграмотных и 4,3 тыс. малограмотных. Невысоким был образо­вательный уровень бригадиров, заведующих ферм, председателей колхозов. В округе насчитывалось 1000 работников народного об­разования, 107 медиков, 180 специалистов сельского хозяйства, 316 служащих и руководителей предприятий.

Слабой в округе была транспортная связь. Перед войной было начато строительство дороги Усть-Орда-Бохан, в Кутулике — воз­ведение окружной транспортно-ремонтной мастерской. Оба про­екта не были реализованы. Основным транспортным средством были лошади, в то же время насчитывалось в округе 273 колхоз­ные грузовые автомашины; в учреждениях — десятки легковых автомобилей, две грузовые машины и один мотоцикл.

Промышленное производство округа было представлено пред­приятиями кустарного типа: пищекомбинатами, предприятиями по производству стройматериалов (кирпича, пиломатериалов, дров, извести); работало 7 промартелей, занимающихся изготов­лением сельскохозяйственного инвентаря, телег, сбруи, поши­вом одежды, изготовлением обуви. В Бохане, к примеру, работа­ла промартель «Ремесленник».

Колхозы округа были основой экономики округа. В 1941 г. насчитывалось 270 колхозов, в Боханском аймаке — 88, Аларском— 69, Нукутском— 36, Эхирит-Булугатском — 77. Общая посевная площадь колхозов занимала 126680 га. Площадь всех сенокосов составляла 215283 га. На колхозных полях работа­ло 14 МТС, располагавших 670 тракторами, 350 комбайнами, 215 сложными молотилками. В колхозах Боханского района работало 5 МТС: Боханская, Каменская, Укырская, Осинская, Бильчирская. Усть-Ордынская МТС обслуживала 21 колхоз Эхирит-Булагатского аймака.

В предвоенные годы колхозы округа выращивали зерновые и технические культуры, овощи в открытом грунте и в пар­никах, 20 га занимали плодово-ягодные культуры. Основная часть земли была отведена под зерновые: пшеница — 65 тыс. га, рожь— 34 тыс. га, овес— 40,5 тыс. га, ячмень— 1,3 тыс. га, ярица— 9 тыс. га, просо— 2,7 тыс. га, горох— 830 га, карто­фель — 2 тыс. га, овощи — 260 га. Также занимались живот­новодством— насчитывалось 119 535 голов крупного рогатого скота, 35845 лошадей, 90 835 овец, 19 674 козы, 26 863 свиньи, 23 тыс. птиц. Во всех колхозах были МТФ — молочно-товарных фермы, овцефермы, 177 свинофермы, 165 птицеферм. В 1941 г. было 753 животноводческих фермы, 58 конеферм. Существен­ным подспорьем для колхозников было подсобное хозяйство.

Началась Великая Отечественная война, добровольцы и при­зывники уходили воевать, защищать Отчизну. К декабрю 1941 г. было призвано 2 тыс. жителей округа. Среди них журналисты, учителя, колхозники и руководители хозяйств. Всего за годы войны в действующей армии находились около 8,5 тыс. урожен­цев и жителей округа, которые служили в пехоте, в танковых и механизированных войсках, в артиллерии, в кавалерии, в авиа­ции, войсках связи, железнодорожных частях. Они воевали под Москвой, Сталинградом, в войне с Японией, дошли до Берлина. Многие навечно остались на полях сражений.

«С уходом в армию мужчин численность трудоспособного сель­ского населения сократилась, ухудшилась материальная база колхозов и МТС. Призыв колхозников все годы войны велся почти без ограничения, без «брони» не только на фронт в действующую армию, но и на «трудовой фронт» на лесозаготовки, горнодобыва­ющие промышленные предприятия» (История Усть-Ордынского Бурятского автономного округа / Л.М. Дамешек, М.П. Труфанов.

М.: «Прогресс», 1995. С. 476). Улусы и деревни округа остались без трудоспособных мужчин. Вся тяжесть сельскохозяйственных и других работ пришлась на женщин, стариков и подростков. Женщины заменили ушедших на фронт мужей и в поле, и на фер­мах. К тому же вместе с детьми шили кисеты, вязали носки и ва­режки, собирали и отправляли продовольственные посылки, ле­карственные травы, ягоды и грибы. В такой обстановке началась первая военная уборочная в округе. Сбор урожая хлеба, овощей, подготовка к весеннему севу; подготовка складских помещений, ремонт уборочных машин и многое другое.

Военнообязанные и добровольцы уходили на фронт. «Скоро на фронт призовут наших мужчин. Мы останемся в тылу... будем работать за двоих, а может быть, за троих, не будем уходить с ра­боты, пока не выполним их нормы», — так выступали женщины колхоза с. Олой Эхирит-Булагатского района. Вносились пред­ложения о замене рабочих мест мужчин, работавших тракторис­тами, комбайнерами» (Эхирит-Булагатский вестник. 1991. 22 июня. С. 3) «Бригадир тракторного отряда М. Середкина со сво­ими подругами Кулаковой и Просвириной выступала с обраще­нием «Заменим отцов, мужей, братьев!» (Тармаханов Е.Е., Дамешек Л.М. История Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2003. С. 192). Главное его содержа­ние — всеми силами помочь в разгроме врага. Мужчины уйдут на войну, но тыл не будет брошен, женщины возьмут все на себя!

Жизнь в колхозах была тяжелой. Пахали на быках, сеяли, жали и молотили вручную. В военные годы в Боханском районе развернулось движение патриоток за овладение механизаторс­кими специальностями. Женщины работали на тракторе «ХТЗ» Каменской МТС и др. 130 трактористок Боханского района вспа­хали за 1943 г. в переводе на мягкую пахоту 27 897 га при пла­не 20 495 га, сэкономив 5856 кг горючего. Были круглосуточные смены, выходных в войну не знали.

4 августа 1941 г. в Эхирит-Булагатском аймаке первыми приступили к уборке озимой ржи, там же было заготовлено 105 тыс. ц сена, 227 т силоса вместо 100 плановых, а в Олое заготовили 602 т силоса. К XVII партсъезду колхоз «Красная Усть-Орда» выполнил план по овощам на 200%. Колхоз «Знамя Ленина» за три дня засеял 58 га озимых культур. В Нукутском аймаке в колхозе им. Ворошилова вручную на жатве озимой ржи 42 человек убрали 7,6 га. Колхоз «Путь к социализму» Боханско­го района к 12 августа убрал хлеб на площади 150 га, была закон­чена уборка озимой ржи. В Аларском районе комбайнер Алятской МТС А. Топхянюк убирал по 13-15 га в день, М. Литвинов в колхозе «Новый мир» за три дня работы убрал 55 га, В. Иванова в колхозе «Улан-Молот» — 40 га. И уже с 15 августа началась сда­ча зерна государству. Первым в Эхирит-Булагатском аймаке сдал хлеб колхоз «Ленинградский пролетариат», 17 августа на пункт заготовки зерна привезли 21,7 ц хлеба первого военного урожая.

Архивные документы и статьи из газет 1941-1945 гг. свиде­тельствуют о том, что семьям фронтовиков выплачивались неболь­шие денежные пособия. Колхозники сельхозартели «Уральский рабочий» Баяндаевского аймака создали свой специальный фонд для оказания помощи семьям фронтовиков: было собрано 3500 р., 300 кг капусты, 150 кг картофеля, 50 кг мяса, 15 л молока; кол­хозники сельхозартели им. Сахьяновой засеяли в фонд оказания помощи семьям военнослужащих 2 га пшеницы, 1 га картофеля, 0,5 га капусты, заготовили 60 кулей дров. В других хозяйствах для семей фронтовиков подвозились дрова, уголь, корм для скота, выделяли лошадей для работы в домашнем хозяйстве, выдавали хлеб, детей устраивали в сезонные ясли. Однако были и другие факты: с 1 марта 1943 г. по 1 января 1944 г. не было выдано посо­бий и пенсий семьям фронтовиков на сумму 15 125 р.

Жители округа активно осуществляли помощь государству: натуральная помощь в виде продуктов направлялась в те регио­ны, где голодали люди; выплачивались денежные пособия нуж­дающимся округа и семьям фронтовиков; на фронт отправлялась различная сельскохозяйственная продукция; даже свои личные сбережения жители аймаков УОБАО жертвовали во имя победы.

Трудящиеся округа за период войны внесли из своих личных сбережений на усиление военной мощи Родины 43 302 р., сдали для бойцов Красной Армии 101 703 шт. теплых вещей, 7269 кг шерсти, отправили 204 057 индивидуальных подарков. Это они, труженики тыла, трудились под девизом «Все для фронта, все для Победы!».

Колхоз «Унгинский скотовод» в годы войны отдал другим колхозам 520 лошадей, 1240 голов крупного рогатого скота, 2076 овец, 381 лошадь было отдано Красной Армии. Табуновод этого колхоза И. Мечинов в 1945 г. от 75 кобыл получил и вырастил 75 жеребят. Многие усть-ордынцы были награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне 1941-1945 гг.».

Война нанесла огромный ущерб экономике страны, но только мужество и стойкость советского народа, сплоченность и полная самоотдача всеобщей цели победить сделала возможным не только преодоление кризиса, но и подъем национальной экономики. Все верили в Победу, и этим поддерживали друг друга. Ярким примером такого народного единства в годы Великой Отечествен­ной войны является труд жителей Усть-Ордынского Бурятского автономного округа.

С. Игнатов Байкальский государственный университет экономики и права

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ
СИБИРСКОЙ ДЕРЕВНИ В ГОДЫ ВОЙНЫ

Жаркий июньский день не предвещал никакой беды. Все сель­скохозяйственные рабочие трудились на сенокосах, планируя собственные планы на ближайшее будущее, и вдруг — война!

Война осложнила работу сельского хозяйства, так как ос­новная работоспособная часть колхозников была отправлена на фронт, вдобавок прошла мобилизация автомашин и тракторов. Главной трудностью было сокращение рабочей силы в деревне. Воспоминания председателя колхоза «Парижская Коммуна» Тулунского района Героя Социалистического Труда И. Карпен­ко подтверждают тяжесть всей ситуации: «В колхозе остались старики, дети и женщины, на чьи плечи и легла забота ведения хозяйства. Они заменили ушедших на фронт сыновей, братьев, мужей» (Косых А.П. История земли Иркутской. Иркутск, 2002. С. 263). На их плечи легла забота об обеспечении страны и фрон­та продовольствием, промышленности — сырьем. Если на начало 1941 г. трудоспособное население колхозов Иркутской области составляло 161,3 тыс. человек, то на начало 1945 г. — 101,6 тыс. Деревня лишилась большого количества механизаторов, живот­новодов, руководителей колхозов и МТС.

Решить проблему механизаторских кадров помогли молодые женщины и девушки. Они сумели в кратчайшие сроки овладеть специальностями трактористов, комбайнеров, механиков. Уже к 1943 г. в колхозах области работало более 3,5 тыс. женщин- трактористок, 155 женских тракторных бригад. (Игнатов В.В., Мельников ГЛ. Мы помним тебя, комсомол! Иркутск: Облмашинформ, 2000. С. 127). Число желающих заменить своих отцов и братьев у руля машин выросло после обращения тракторист­ки, депутата Верховного Совета СССР Ольги Мутиной: «Девуш­ки, овладевайте трактором и комбайном!». Обстановка военного времени заставила готовить к уборке старые списанные тракторы, поторопиться с ремонтом всего парка машин. В совхозах Иркутского зерноживтреста к уборке было капитально отремон­тировано 35,8% тракторов. Количество рабочих лошадей в пери­од 1941-1944 гг. уменьшилось с 68,2 тыс. до 52,4 тыс., а нагруз­ка посева на одного трудоспособного колхозника увеличилась с 4,2 га до 7,8 га (Гаврилов М.К., Смирнов АЛ. Сельское хозяйство Иркутской области за 40 лет. Иркутск, 1957. С. 52). Недоста­ток машин и тягловой силы привел к широкому использованию молочного скота, который специально обучали для работ на поле в годы войны. На них пахали поля и возили тяжелые грузы. Все перечисленные трудности усложнялись еще и климатическими условиями. На протяжении всей войны приходилось приклады­вать огромные усилия для борьбы с засухой.

Особенно тяжело сибирякам пришлось в первые месяцы вой­ны, ведь необходимо было работать в совершенно ином темпе, перестраиваясь на военный лад. Мобилизация материальных и трудовых ресурсов в сельском хозяйстве на обеспечение пот­ребностей армии и городов, эвакуация скота и имущества в глу­бинные районы страны, увеличение посевов зерна, картофеля и овощей, а также технических культур в восточных районах, ор­ганизация подсобных хозяйств при предприятиях, увеличение минимума трудодней, — такие сложнейшие требования были из­ложены 3 июля И.В. Сталиным по радио.

Был изменен распорядок трудодней, в котором не только повы­сили годовой минимум, но в интересах обеспечения выполнения различных сельхозработ установили колхозникам определенный минимум трудодней для каждого периода сельскохозяйствен­ных работ. Например, в колхозах первой группы с минимумом 150 трудодней в год надо было выработать до 15 мая не менее 30 трудодней, с 15 мая по 1 сентября — 45, с 1 сентября до 1 но­ября — 45. Остальные 30 трудодней — после 1 ноября. Людей в селе было мало, поэтому пришлось установить минимум и для подростков в возрасте от 12 до 16 лет (не менее 50 трудодней в год). В конце года правление колхоза решало, сколько граммов зерна будут выдавать за один трудодень. Обычно выдавали 100 г зерна. Из этого зерна крестьяне сами делали хлеб. Сначала моло­ли на ручной мельнице, получалось что-то вроде муки, и из нее пекли лепешки, а так как муки было очень мало, то в нее добав­ляли различную съедобную траву (крапиву, конский щавель и другие); зимой добавляли картофель или очистки от него (мытые и сушеные). Кроме зерна, по несколько граммов за трудодень да­вали меда или растительного масла.

Но крестьяне не пали духом. Поняв всю серьезность ситуации и необходимость перемен, с чувством долга начали они перевы­полнять принятые нормы. Трудовой героизм в годы войны стал массовым, повседневным, широко распространенным явлением. К примеру, комсомолец-тракторист Иннокентий Кудрявцев из колхоза «Двигатель пятилетки» Усольского района за 15 дней сева обработал 183 Га, что в трудоднях составляло 153 дня! Кол­хозницы сельхозартели «Красный остров» Заларинского района Вера и Татьяна Филипповны установили областной рекорд по вязке снопов — по 1600 в день (Косых А.П. Указ. соч. С. 264). Рав­няясь на подобные примеры, колхозы в 1941 г. выполнили обя­зательные государственные поставки по картофелю на 53,7%, (1940 г. — лишь на 35,5%). Годовой план мясопоставок в нача­ле войны был выполнен на 95,3%. Посевные площади были уве­личены на 17,1%. Если в 1940 г. в Иркутской области на одного трудоспособного в среднем было выработано 289,8 трудодня, то в 1942 г. — 388,8.

Огромную помощь в уборке урожая оказали учащиеся школ, техникумов и вузов. Ребята собирали и увозили удобрения на поля, работали на снегозадержании, собирали запасные части к тракторам, очищали семена. Силами молодежи были отремонти­рованы тысячи простейших сельскохозяйственных механизмов, кос и серпов. В колхозе им. Куйбышева Суховского сельсовета ученики старших классов местной школы Т. Шадрин, В. Титов и В. Низовцев успешно управляли жатками-самосборками, сис­тематически выполняя нормы выработки на 120-140%. Уча­щиеся школы №26 Иркутска в количестве 130 человек, работая на вязке снопов, перевыполняли нормы, а ведь это очень тяже­лая работа даже для взрослых. Звенья Дедюхина, Гориновой, Казанковой добились выработки в 200% . Были организованы школьные бригады для сбора колосков. Часто устраивались вос­кресники по уборке овощей. Были созданы транспортные груп­пы из школьников, которые работали на перевозке зерна, фура­жа, продовольствия, овощей, горючего и смазочного материала. Учащиеся Оекской средней школы весной 1942 г. обратились ко всем школьникам с призывом засеять пришкольные участки в фонд обороны страны. Это начинание нашло своих подражате­лей, и в этом же году сельской молодежью области было засеяно 1200 га, в 1943 г. — 1356 га, в 1944 г. — 1417 га. За весь период Великой Отечественной войны школьники Иркутской области выработали 4 763 517 трудодней силами 270 167 юных патрио­тов (Игнатов В.В., Мельников ГА. Указ. соч. С. 128-129).

Несмотря на непосильный труд, колхозники Иркутской облас­ти всегда стремились оказать еще большую помощь фронтовикам. Накануне 25-й годовщины Советской Армии они внесли предло­жение создать при правительстве СССР фонд помощи районам, ос­вобожденным от немецко-фашистских захватчиков. Самым мас­совым среди колхозников Иркутской области было движение за создание «Фонда обороны». Они отдавали свои сбережения, обли­гации государственных займов, продукты сельского хозяйства, от­числяли заработанные трудодни. Уже к 21 октября 1941 г. область сдала в фонд обороны 8711 тыс. р. деньгами, 19 890 тыс. — обли­гациями, 939 ц. хлеба и многое другое. Колхозники сельхозартели «Гигант» Аларского района выступили с предложением помощи в обмундировании армии. В области была создана комиссия по сбору теплых вещей. На 1 января 1942 г. было сдано 27 328 полушубков, 11 725 меховых жилетов, 67 518 пар валенок. С воодушевлением труженики Иркутского сельского района откликнулись на призыв отправки подарков на фронт. На сборный пункт в конце 1941 г. было отправлено 1400 подарков с новогодними поздравлениями.

Преодолевая все трудности, колхозы области за годы войны сда­ли государству около 50 млн пудов хлеба, до 15 тысяч тонн карто­феля, 4 тыс. т мяса, 157 тыс. т молока, 1500 т шерсти (Косых А.П. Указ. соч. С. 264). Разве сейчас мы готовы к такой самоотдаче, к таким жертвам? Вспоминая годы Великой Отечественной Войны, каждый должен отдавать дань уважения всем без исключения тру­женикам тыла. Ведь если не было бы такого крепкого и надежного тыла, наши солдаты едва ли устояли перед напором фашистов.

Е. Погодаева Байкальский государственный университет экономики и права

ПОДВИГ ИРКУТСКОЙ ДЕРЕВНИ
В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Каждый колос сегодня — патрон, Каждый сноп — боевой снаряд; Каждый выкошенный загон —

В дело борьбы вклад!

Вост.-Сиб. правда. 1941. 26 авг. С. 3

В ответ на объявление о нападении немецких войск на СССР 22 июня 1941 г. по колхозам области прокатилась волна митин­гов. «Я уверен, что выражу мнение всех присутствующих, — заявил председатель колхоза «Красная звезда» т. Болдырев, — если скажу, что мы, колхозники, отдадим все свои силы, а если пот­ребуется, и жизнь на защиту родины от коварного фашистского врага». «Мы, женщины, в любую минуту заменим своих мужей, отцов и братьев на колхозных полях», — добавила т. Баженова (Вост.-Сиб. правда. 1941.26 июня. С. 2).

С первых дней войны в колхозах и совхозах Иркутской об­ласти развернулась борьба за урожай. В связи с мобилизацией и снижением количества работоспособного населения, на работу в поля вышли женщины, подростки, старики. Уже во второй по­ловине 1941 г. количество трудоспособных в колхозах Иркутс­кой области снизилось на 63,0 % . (Анисков В.Т. Колхозное крес­тьянство Сибири и Дальнего Востока — фронту. 1941-1945 гг.. Барнаул, 1966. С. 101). В это время число мужчин, работавших на селе, уменьшилось с 72,8 тыс. человек до 24,1 тыс. человек. Возникла острая нехватка механизаторов, трактористов, ком­байнеров. В «Восточно-Сибирской правде» 5 июля 1941 г. было опубликовано обращение депутата Верховного Совета СССР О.Я. Мутиной к девушкам: «Девушки, овладевайте трактором и комбайном!».

Уже в 1942 г. в области трудилось 2500 женщин-трактористок, работало 85 женских бригад. В 1943 г. на полях работало 3730 женщин-трактористок и 155 женских тракторных бригад (Они приближали день победы. Иркутск, 2000. С. 8). Н.А. Ши­ряева вспоминает: «В 1941 году в Хомутовской МТС начали ра­ботать курсы по подготовке трактористов. С Ниной Давыдовой решили поехать учиться. Было нам тогда по 16 лет. Увидел нас мастер и воскликнул: «Да вам еще надо в куклы играть, а вы на тракторе работать», но мы были непреклонны. Закончили уче­бу на «отлично». (Они приближали день победы. С. 147). Уборка урожая осенью 1941 г. отличалась высокими темпами и громад­ными трудовыми усилиями работников сельского хозяйства. В Иркутской области было размещено 16 тыс. эвакуированных трудоспособных вместе с семьями. Несмотря на то, что посевная площадь в области выросла на 53 тыс. га, уборка была заверше­на на 15 дней раньше, чем в 1940 г. — 5 октября. В уборке пер­вого военного урожая помогли горожане, учащиеся городских и сельских школ. Всего по области на уборочной было занято око­ло 100 тыс. горожан.

Удовлетворительно завершили хозяйственный год животново­ды. На 1 октября 1941г. годовой план мясопоставок был выполнен на 95,3% (Великая Отечественная война. Иркутск, 1983. С. 24).

В 1942 г. труженики села вступили с определенным опытом работы в условиях войны. Возросли трудности, сократились ре­сурсы и возможности сельскохозяйственного производства. Од­нако посевная площадь была расширена на 187 тыс. га (всего — 948 тыс. га). Расширение посевных площадей было продиктовано захватом таких богатейших сельскохозяйственных районов стра­ны как Дон, Кубань, Северный Кавказ, Украина. Сибирь стала не только главным, но и почти единственным поставщиком продук­тов сельского хозяйства.

Колхозы прибегали к различным мерам, чтобы сэкономить горючее для нужд фронта. Часть тракторов и автомашин была переведена на твердое топливо (древесные чурочки). Газогенера­торные тракторы уже в первый период войны сыграли свою роль в выполнении сельскохозяйственных работ. 244 гусеничных трактора и 296 комбайнов были снабжены пленкораспылителями, которые позволяли экономить 15% горючего, а 153 колесных трактора были приспособлены к работе на керосине.

По предложению передовых механизаторов Иркутской и не­которых других областей Сибири были ведены лицевые счета работы комбайнеров, трактористов, колхозников, а также бри­гад и звеньев. Они предусматривали учет выполненных работ по всем основным показателям: качеству, количеству, экономии. На обратной стороне лицевых счетов работниками велась под­робная запись о том, как был организован труд во время выпол­нения задания, какие внесены рационализаторские предложе­ния, что мешало в работе и как устранялись трудности. Таким образом, специалисты обменивались опытом, предотвращали повторение ошибок.

Метеорологические условия 1942 г. не способствовали успеш­ному проведению сельхозработ. И все-таки колхозники и работ­ники МТС выполнили значительно больший объем, чем в 1940 и 1941 гг. Однако такой рост был обусловлен увеличением напря­жения сил работников. Если в 1940 г. в области на одного тру­доспособного, в среднем, было выработано 289 трудодней, то в 1941 г. — 388 трудодней. Практическую помощь колхозам и сов­хозам оказывали работники сельскохозяйственного института. Более масштабной была помощь горожан. Только одних школь­ников в 1942 г. на уборке работало 42 тыс., и еще 2 тыс. учителей. (Великая Отечественная война. Иркутск, 1983. С. 25). Однако, несмотря на расширение посевов, хлеба было получено меньше в силу погодных причин, нехватки рабочей силы, падения произ­водительности техники.

В животноводстве ослабла кормовая база — на заготовку ис­пользовался веточный корм, практиковалось силосилование трав, ботвы огородных растений и т.д. Животноводы области смогли дать в 1942 г. стране на 12 % мяса больше, чем в 1940 г. (Великая Отечественная война. С. 25).

Постановлением ЦК партии и СНК СССР от 13 апреля 1942 г. обязательный минимум выработки трудодней был увеличен в полтора раза. Широкое распространение получили социалис­тические соревнования. Ни один выпуск газет не обходится без имени нового героя. Так, были отмечена Голуметская МТС, на 20 июня 1942 г. выработавшая по 190 га мягкой пахоты и сэ­кономившая 264 55 кг горючего; сельскохозяйственная артель «Коминтерн», в которой 124 трудоспособных члена выработали на 1 июля 15 672 трудодня — почти вдвое больше, чем в 1941 г. (Вост.-Сиб. правда. 1942. 3 июля).

Но самым сложным выдался 1943 г. Если на фронте начался перелом, намечался подъем и в промышленности, в сельском хозяйстве не наблюдалось никаких улучшений. Меньше, чем в 1941 г., было засыпано семян. Нагрузка на тягловую единицу увеличилась с 14,8 га в 1940 г. до 34,2 га, трудоспособного — с 4,2 га до 7,8 га. Из-за недостатка ухода за посевами сильно упала урожайность: с 9,4 ц с га в 1940 г. до 3,8 центнеров в 1943 г. План хлебозаготовок был выполнен всего на 48,9%. (Великая Отечес­твенная война. С. 26). Животноводство области также пережива­ло трудное время.

К 1943 г. резко упала стоимость трудодня. Во многих хозяйс­твах не производилась дополнительная оплата труда. Широкое распространение получили штрафы, отнимавшие до половины зарплаты, которые, как правило, налагались за перерасход горю­чего и в большинстве случаев необоснованно, так как в основном перерасход был следствием крайней изношенности тракторного парка, топливной аппаратуры, плохого состояния нефтехозяйства, а также вынужденных отступлений от обычного режима эксплуатации (Анисков В.Т. Указ. соч. С. 426) Из воспоминаний Е.А. Кошкаревой: «Работали до изнеможения, до упаду, с од­ной лишь мыслью — одолеть проклятых фашистов. Как выжи­ла? Ума не приложу. Думаю одна мысль, что там, на фронте, еще тяжелее, да и вера в победу помогла выжить» (Они приближали день победы. С. 39). Однако, и в этих условиях колхозы и совхозы смогли обеспечить армию продовольствием.

В военной экономике 1944 г. появились новые существенные особенности. Национальный доход по сравнению с 1943 г. повысился на 19,2% и достиг 88% довоенного уровня (История Ве­ликой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945 гг., Т. 4. М.: Воениздат, 1963. С. 578). Это позволило увеличить финансирование сельского хозяйства. Возобновилось центра­лизованное снабжение МТС и совхозов запасными частями, станками, автомашинами, специалистами. За счет раненых и демобилизованных увеличились трудовые ресурсы. Однако этого было недостаточно, из-за подрыва плодородия почв про­должалось падение урожайности. В газетах в 1944 г. появились первые «Черные доски». На 1 ноября 1944 г. лишь 3 района Ир­кутской области из 50 выполнили план поставок государству на 100% . Показатели 20 районов были ниже 50% (Вост.-Сиб. правда. 1944. 4 нояб.).

Колхозы сознательно шли на ограничение личного потреб­ления, стремясь увеличить заготовки сельскохозяйственных продуктов. Отсутствие настоящего хлеба деревня восполняла «вторым» хлебом — картофелем (его потребление повысилось на 35%). Но при этом на 87% снизилось употребление мяса и сала и в 2,1 раза — потребление яиц. В абсолютном выражении в нача­ле 1944 г. крестьянская семья в среднем потребляла 1 яйцо на 15 человек в день (Анисков В.Т. Жертвенный подвиг деревни. Барна­ул 1993. С. 81). Труженики села работали по 12-15 часов в сутки, без выходных дней, иногда неделями и даже месяцами находясь в поле. Материально-денежные средства, которые получало сель­ское хозяйство в годы войны, не покрывали даже тех расходов, которые оно несло в связи с мобилизационными и военно-оборо­нительными работами.

За годы войны колхозы и совхозы Иркутской области сдали государству более 50 млн пудов зерна, 44 тыс. т мяса, 157 тыс. т молока, 150 т шерсти. За короткий срок из своих трудовых сбере­жений наши колхозники собрали на строительство танковой ко­лонны «Иркутский колхозник» более 100 млн р. деньгами и семь килограммов золота. В фонд помощи районам, освобожденным от фашистских оккупантов, было сдано 16 тыс. голов скота, 26 тыс. пудов семенного зерна, более 3 млн р. деньгами. Собрано только за 1941 г. более 327 тыс. теплых вещей (Они приближали день по­беды. С. 20, 22).

Таким образом, крестьянство Иркутской области, претерпевая все тяготы и лишения, внесло важный вклад в победу. Оно сумело обеспечить страну не только необходимым продовольствием, но и одеждой, деньгами на вооружение армии, оказало существенную помощь освобожденным районам.

О. Темникова Байкальский государственный университет экономики и права

КОЛХОЗЫ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ
В УСЛОВИЯХ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Вот и минуло уже 65 лет со дня Великой победы советского на­рода над фашистской Германией. Но до сих пор на глазах ветера­нов проступают слезы, когда они вспоминают годы войны, ведь именно они испытали на себе все тяготы войны: горечь пораже­ний, потери родных и близких, голод, пребывание в концентра­ционных лагерях.

Гитлер не ожидал, что война окажется такой затяжной. «С самого начала предполагалось проведение блицкрига против Советского Союза весной 1941 г. и выход германских войск до зимы 1941 г. на рубеж Архангельск-Астрахань. Захватив ресур­сы и промышленный потенциал СССР, Гитлер и его окружение рассчитывали в 1942 г. через советскую территорию выйти к Ирану и захватить «жемчужину британской короны» — Индию, что должно было заставить Англию прекратить борьбу» (Загла- дин Н.В. СССР и Германия накануне Великой Отечественной войны: 1940-1941 гг. // История России и мира в XX в. М.: ООО «ТИД «Русское слово — РС», 2005. С. 189). Таким образом, наша страна не рассматривалась как достойный противник, расчет делался на слабость советской власти, морально-политические факторы. Гитлеровцы не учитывали того, что разногласия не ис­ключают проявления патриотических чувств народа.

Конечно, для нашей страны Великая Отечественная война — это своеобразная проверка «на прочность», которую советский народ выдержал, показав небывалое мужество и единство нации. Ведь уже после известия о вторжении Германии на территорию СССР каждая семья, каждый заводской коллектив, колхоз были готовы сделать все, что в их силах, для фронта, для борьбы с врагом.

Деятельности колхозов Иркутской области, которая помогла нашей Родине приблизиться к победе, является особенно значи­мой, ведь она продемонстрировала самоотверженный труд кол­хозников и их преданность стране.

Сразу после радиосообщения происходили многочисленные митинги колхозников. «В Зиме колхозники артели «Трактор» на митинге вынесли решение сдать государству 100 ц хлеба старого урожая в счет зернопоставок нынешнего года. И уже приступили к поставке хлеба. Колхозники колхоза «Политотделец» в подарок Матери — Родине решили сдать государству 100

ц хлеба и 100 ц сена, а полученные деньги отдать государству. В Усть-Орде кол­хозники сельхозартели «Красный партизан», «Кондой», «Адуша» Аларского района обязались намного повысить производи­тельность труда» (Шинкарев Л. Сибирь: откуда она пошла и куда она идет. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во. 1974. С. 187). И такой патриотических дух царил во всех районах Иркутской области: в колхозах раскрывали амбары, нагружали сотни подвод зерном старого урожая и отправляли его государству.

Естественно, что вся тяжесть колхозных работ легла на жен­щин и детей, проводивших на фронт своих мужей, братьев и отцов, все, кто в состоянии двигаться, шли на поля, чтобы обес­печить хороший уход за посевами, заложить прочную основу будущему урожаю. Женщины овладевали техникой вождения машин (тракторов, комбайнов и т.п.), и их ремонтом; девочки вы­полняли обязанности доярок и свинарок; мальчишки — конюхов и штурвальных; ученики начальных классов были заняты на по­лях сбором колосков. И все для того, чтобы защитники Отечест­ва, сражаясь на поле боя, не падали от голода перед противником, а смогли достойно защищать свою страну.

Все обещания колхозников не были пустыми фразами, они действительно делали все для победы над врагом, несмотря на не­хватку техники. В подтверждение сказанному можно привести слова Л. Черемных — бывшего бригадира полеводческой брига­ды: «В разгар войны, в 1943 г., в нашем Черемховском колхозе было мало техники: жнеек, сенокосилок, не хватало лошадей. Приближалась весна. Надо было сеять. Тогда мы — женщины- колхозницы решили приучить к работе коров и на них пахать землю в весенний сев. Корова, как бык, — упрямое животное и обучать их трудно. Много мы пролили слез, пока обучили их, а потом на них боронили, пахали, возили дрова, сено и зерно госу­дарству для снабжения фронтовиков и рабочих нашей промыш­ленности. Сено косили, гребли и метали стога вручную. К косе (литовке) приделывали специальные пальцы (грабелья) и таки­ми приспособлениями выкашивали по 0,5-0,8 га. С кормами для животноводства было тяжеловато: для коров и лошадей прихо­дилось иногда руками теребить жниву, косить отаву, запаривать этот корм и кормить животных. Да и колхозникам приходилось трудно: продуктов было мало, все в основном отдавалось госу­дарству для нужд фронта, а в колхозе оставляли лишь часть зер­на на семена и для колхозников» (Бандо Е.Г., Гайдар А.И. Земля Иркутская. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1967. С. 196-197).

Колхозы и совхозы Иркутской области за время войны сдали государству в фонд обороны 800 тыс. т зерна, 150 тыс. т картофе­ля и молока, 44 тыс. т мяса, 1,5 тыс. т шерсти (Винокуров МА, Суходолов А.П. Экономика Иркутской области. Т. 2. Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1998. С. 207).

Но все же, вопреки трудностям, женщины и дети работали добросовестно, выполняли и перевыполняли план. За что они получали письма с благодарностями от фронтовиков. И одно из таких писем адресовано вязальщице — «тысячнице» колхоза им. Ворошилова Усть-Кутского района, Н.М. Пуляевой: «При­вет из Заполярья! Здравствуйте, дорогая Надежда Михайловна! Мы, краснофлотцы и командиры, шлем Вам и Вашим подру­гам — Г. Зыряновой, А. Турковой, А. Зыряновой и другим тысячницам — стахановкам Иркутской области — боевой привет и пожелание успехов в работе, здоровья и счастья в жизни. Дорогая Надежда Михайловна! Узнав о Ваших успехах, мы были вооду­шевлены героическими подвигами тружениц колхозных полей Сибири и решили от имени нашего подразделения поблагодарить Вас, достойных дочерей великой Родины. Ваши подвиги на тру­довом фронте — есть удар по ненавистному врагу всего человечес­тва, который стоит сейчас на краю пропасти. Обещаем Вам, что задачу, которую поставила перед нами Родина, выполним с чес­тью — водрузим знамя победы над Берлином и вернемся с победой в родные края» (Бандо Е.Г., Гайдар А.И. Указ. соч. С. 195-196). И подобных писем с благодарностью было немало, что тоже явля­лось серьезной мотивацией труда для наших колхозников.

Колхозное крестьянство и все труженики сельского хозяйс­тва проявили высокую организованность, сплоченность, патрио­тизм, обеспечивая потребности армии в продовольствии в усло­виях чрезвычайных трудностей и лишений. Ведь в годы Великой Отечественной войны немецко-фашистские оккупанты нанесли огромный ущерб сельскому хозяйству СССР, временно были ут­рачены важнейшие сельскохозяйственные районы. Подавляю­щее большинство мужчин колхозов вступили в ряды Советской Армии; значительная часть тракторов, автомобилей, лошадей была направлена для нужд фронта. И основная масса сельскохо­зяйственных работ легла на плечи женщин, подростков и пожи­лых людей. И большое им спасибо за самоотверженный труд и помощь в победе над фашистской армией.